Інструмент та обладнання

Лежак в музей? Пока не время!

Газета “Пасека от “А” до “Я”. №9(59) сентябрь 2014 г.

В ПОИСКАХ ИДЕАЛЬНОГО УЛЬЯ

Поиск идеального улья – процесс интересный, захватывающий и, к счастью, бесконечный. Ведь если предположить невозможное, и представить себе, что его таки создали, это был бы «праздник со слезами на глазах». Немудрено, так как для многих это событие означало конец поиска, крест на захватывающих экспериментах, а в будущих мемуарах, уверен, оно характеризовалось бы не иначе как «прерванный полет». Ибо не медом единым, а чаще самим процессом усовершенствования его добычи живет пчеловод. Если бы процесс не интересовал, а была только цель, мало кто шел бы к ней тернистым путем проб и ошибок. Не эволюционировали бы тогда, а просто и банально копировали.

Но чего-чего, а этого бояться не стоит. Идеального улья не создадут никогда. И не только потому, что недостижим он по философской своей сути, а еще и потому, что не имеет он четкого определения. Или другими словами, разные у нас представления об идеале. Знаю человека, который таковым считает свой стеклянно-наблюдательный улей. Меда он, правда, не дает, ну и что? Аквариум ведь тоже таранью не обеспечивает. Другой за идеал почитает даже не улей вовсе, а «медовый лайнер» – так знакомые называют его небывалых размеров пчелоплатформу. А если еще принять во внимание различные климатические и медоносные условия, жизненные планы и, собственно, характер пчеловода, то идея об идеальном для всех улье представляется абсолютно нереальной. Да, что там улей – мы даже не можем дать однозначную оценку более общим понятиям касательно пчелиных жилищ. Например, какой размер рамки предпочтительнее. Или какое расширение гнезда лучше – вертикальное или горизонтальное.

В первом случае мы обычно имеем в виду различные типы ульев, где гнезда расширяются вверх, путем постановки корпусов или магазинных надставок. Разнообразие полнейшее, как в количестве рамок в корпусах и магазинах, так и в их размерах. Во втором случае – расширение происходит вширь. Это, прежде всего, лежаки на рамку 300 мм.

«ЛЕЖАЧЕВЩИНА» – АТАВИЗМ СОВЕТСКОГО ПЧЕЛОВОДСТВА?

В последние годы лежакам достается все больше и больше. Как их только не называют: сундуками, ящиками для хранения картошки и т.п. Сегодня они окончательно вышли из моды. Только заикнись в какой-нибудь «продвинутой» пчеловодной компании, что у тебя лежаки, в лучшем случае обольют ушатом презрения, а в худшем – прослушаешь высокомерную лекцию о кустарщине, дедовских методах, примитивных технологиях или атавизме советского пчеловодства. Почувствуешь себя лично виноватым в том, что не будет к кому пригласить зарубежных делегатов киевского Конгресса Апимондии. Ведь стыдно, ох как стыдно в ХХІ веке держать пчел в «гробах» на ножках с откидной, оббитой толстенной бляхой крышкой. Раньше хоть начинающим эти «собачьи конуры» прощались. Некоторыми даже рекомендовались как учебные, ведь где-то в чем-то они таки напоминают настоящие улья. Теперь и это отняли – опыт опытом, но потом ведь все равно придется переходить на корпусники. Так не лучше ли сразу «отмучиться», ведь переход этот дорогого стоит…

Иногда владельцы лежаков огрызаются: «Если ульи такие плохие, то почему до сих пор они остаются самыми распространенными в Украине?». Но, этот вопрос-аргумент тут же разбивается о железобетонное: «А если они такие хорошие, то почему их нет нигде в мире, кроме постсоветских государств?».

Правда, иногда за лежаки вступаются довольно грамотныепчеловоды и более аргументированно чем: «Еще мой дед, потомственный пчеловод, говорил: «Запомни, внучек, лучше лежака улья нет!»».

ДОСТОЯНИЕ РЕСПУБЛИКИ

Украина – страна пчеловодов-любителей. Официальная статистика говорит о 400 тысячах граждан время от времени одевающих лицевую сетку. Учитывая, сколько моих односельчан делают это и сколько похожих деревень в нашей стране, я вполне доверяю этим цифрам. При этом для всех их медопродукция, в лучшем случае, дополнительный подход, в худшем – просто возможность попробовать иногда собственного медку. Подавляющее большинство получили свои лежаки в наследство от отцов и даже дедов – никто не виноват, что собирали когда-то на века. От них же досталась и технология. Многие из них никогда и книг по пчеловодству не читали, не говоря уже о большем. Большинство не хочет или не имеет надобности овладевать новыми знаниями – они старыми навыками дорожат. Ведь все новое, это время, усилия, зачастую вложение средств.

Отсюда имеем главное достоинство лежаков – для большинства пасечников Украины они: 1) доступны; 2) просты; 3) понятны; 4) приятны. При минимальных знаниях, наличии опыта или соседа наставника, для получения того же минимального результата, с ним вполне может справиться подросток, инвалид или пожилой человек. Я уже не говорю об эстетическом и духовном наслаждении от общения с пчелами. Для этой цели лежак подходит как нельзя кстати. Он глазу привычен, а потому и мил. Откинув крышку, легко тут же получить доступ в святая святых пчелиного гнезда, полюбоваться слаженной работой ульевых тружеников, порадоваться запечатанному меду, поймать восторг от созерцания матки, получить порцию целительного воздуха и как бонус – дозу пчелиного яда.

Не надо забывать, что Украина находится в различных природно-климатических зонах. Есть регионы (и их не мало), где медоносная база, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Особенно для пчеловодов, которые не имеют возможности кочевать. Они вынуждены приспосабливаться к вялотекущим поддерживающим взяткам, выкручиваться во время продолжительных безвяточных периодов, сдержанно радоваться коротким и необильным главным взяткам. Манипулировать в таких условиях корпусами, особенно большими, просто немыслимо, а вот рамками – самый раз. Для чувствующего и понимающего пчел пасечника, улей-лежак превращается в очень удобный, пластичный и универсальный инструмент для создания в семье оптимальных условий для успешного развития и в конечном итоге удачного медосбора. Или другими словами, лежак более органичный, более тонкий инструмент.

При всем уважении к кочующим пчеловодам в регионах с богатой медоносной базой, но их работа, или точнее, бизнес, имеет мало общего с искусством пчеловода. По меткому замечанию одного коллеги, это скорее облагороженная форма грузчика. Знал я одного пасечника, который, переехав из Крыма в наши края со своей многокорпусной пасекой, вознамерился показать класс пчеловождения «бестолковым» местным «лежебокам» с лежаками. Сначала ему пришлось списывать свои неудачи на случайность, затем, проявляя завидное упорство, он долго пытался что-то доказать, а закончилось все тем, что со словами «у вас пчел разводить просто нереально» вернулся к привычному кочевому образу жизни в херсонских и николаевских степях.

В упрек лежаку часто ставят его высокую трудоемкость. Прежде всего, имеется в виду необходимость работать с рамками, а не корпусами как у его «идеологического конкурента». Если со стороны посмотреть, как это происходит, то действительно, последний безоговорочно выигрывает. Однако не надо забывать, что наблюдая, как лихо пчеловод жонглирует корпусами, мы видим лишь финал действия. При этом от нас скрыт огромный фронт работ, происходящих в другом месте, чаще в сотохранилище, где пасечник так же порамочно перебирает сушь, сортирует ее, бракует, защищает от моли, комплектует корпуса, подносит их к улью и так далее. Но, даже соглашаясь с тем, что и после этого многокорпусной улей остается более производительным, отметим, что, во-первых, не настолько, как это может показаться с первого взгляда, а во-вторых, только в условиях, когда пасека перевалила, например, за 50 семей.

В то же время, если внимательно и по возможности объективно присмотреться к этому якобы достоинству, то можно заметить, что не все так гладко. Прежде всего, работая со стандартными рамками многокорпусного улья на 230 мм или магазинной надставкой на 145 мм, мы банально имеем дело с большим количеством рамок, что ведет к повышению трудозатрат. К тому же отбор корпусов с медом, учитывая их вес (до 30-40 кг) дело не из легких. Чаще оно требует помощника или применения средств механизации, а это ведет к дополнительным сложностям.

В вину лежакам ставят их примитивность, архаичность. Тыкают пальцем в необъемное дно, малый объем, ограниченность арсенала технологических приемов. Утверждающие так пчеловоды думают, что они знают этот улей, на самом деле, они помнят его еще по советским временам, по неудачному личному опыту или опыту своих знакомых. На самом деле, у пчеловодов с творческим подходом к делу, лежак способен справиться с самыми сложными задачами, оставаясь при этом удобным и простым в работе. Ведь конструкторские новшества, технологические идеи появились не только у владельцев многокорпусных ульев, не обошли они стороной и нашу «классику».

Например, не отъемное дно, я вообще не считаю таким уж большим недостатком: при наличии определенной сноровки и подходящего инструмента, почистить его ранней весной не составляет особого труда. А можно в задней стенке, на всю длину улья (на уровне дна), сделать узко-прямоугольную прорезь, которую после плотно закрывать втулкой. В прорезь легко вставлять и вынимать поддоны – металлические, сетчатые, фанерные. В результате, извлечение ульевого сора значительно упрощается, изоляцию и удаление осыпавшегося клеща во время противоварроатозной обработки. Открывая эти прорези во время летнего зноя или обильного медосбора, можно значительно облегчить пчелам работу по вентилированию гнезда.

Мои лежаки вмещают 24 рамки на 300 мм. Этого объема вполне хватает сильной семье для использования медосбора. Мало того, во всех моих ульях имеется две пары летков, перегородка, которая делит пчелиный домик пополам, что дает возможность быстро создавать отводки, поселять в качестве второй семьи рои, держать запасную матку, использовать матку-помощницу, а в случае необходимости – легко объединить семьи. Как видим, при желании и необходимости можно использовать самые разнообразные технологические приемы.

Еще приходилось слышать, что горизонтальное расширение гнезда противоречит природе пчел. Тысячелетиями живя в дуплах деревьев, пчелы привыкли строить гнезда сверху вниз длинными гроздями своих сот. Заставляя пчел поступать иначе, значит издеваться над ними. В результате теряется производительность, падает медосбор. Уверен, что все это не совсем так. Пчела очень пластичное существо, легко приспособляемое, в том числе и к форме своего гнезда. Ведь за тысячелетия своей эволюции ей приходилось жить не только в дуплах деревьев, а еще и в расщелинах скал, черепах животных, других природных образованиях, которые не всегда идеально подходили для этого. Лично я не заметил, что пчела горизонтально расположенное гнездо осваивает хуже, чем вертикальное. Скорее наоборот, чаще пчелы начинают осваивать верхний корпус только после того, когда в нижнем уже практически не осталось работы. Особенно это свойственно карпатской породе пчел. Возможно, это объясняется тем, что вот уже многие годы селекция этой породы ведется именно в лежаках.

В списке недостатков лежака часто указывают то, что матка «разбрасывает» расплод по всему гнезду, что затрудняет отбор медовых рамок на откачку. Такая особенность матки для меня означает единственное – ее надо менять. Впрочем, ничто не мешает пасечнику заключить царицу в изолятор или ограничить червление ганемановскими решетками. Кстати, многие пасечники, содержащие пчел в многокорпусниках, также не мыслят себе работу без этой решетки.

В число преимуществ вертикальных ульев включают их легкий вес и то, что они занимают мало места. Что и говорить, ценные качества. Но только если вы кочуете. Если же пчеловод не планирует этого делать, или готов мириться с тем, что погрузка-разгрузка занимает лишь отчасти больше времени и усилий, то его это не особо занимает.

К достоинствам многокорпусных ульев относят их меньшую цену. Но это не всегда так, к тому же забывается аспект, который очень важен для наших людей, особенно живущих в деревнях и привыкших многое мастерить своими руками: лежак легче собрать, ведь допуски в нем больше, а требования к качеству материалов меньше. В итоге, лежаки более доступны для общей массы людей, желающих заниматься пчеловодством.

Убийственным аргументом против лежака его противники считают то, что он не распространен в других странах мира. Ну и что? В Африке, например, широкое распространение получил так называемый кенийский улей. Примитивнейшее, на самом деле, сооружение. Но он подходит для этого континента с его климатом и менталитетом местных жителей. Тамошние пасечники его с удовольствием применяют, имеют мед и им глубоко плевать, что самым распространенным ульем в мире является Ланстрота-Рута. Считаю, что мы тоже не должны париться по этому поводу, тем более что Украина не последняя страна в мире по количеству собранного меда. И это косвенно свидетельствует, что не так уж и плохи наши улья, пчелы и пчеловоды. Для меня более убедительным аргументом в пользу лежака служит удачный опыт работы с ним по-настоящему грамотных пчеловодов, которые, кстати, не только используют его на медосборе, но также успешно выводят маток, собирают маточное молочко и т.д.

ДЕЛАЕМ ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР

Возможно, эта статья будет особенно интересна людям, которые только собираются начать заниматься таким увлекательным делом как пчеловодство, и именно сейчас пытаются определиться – какой системе улья отдать предпочтения, с какой рамкой начинать работать. Мой вам совет: если вы не планируете в будущем переходить в ранг профессионалов, а значит, применять промышленные методы пчеловождения, если вы не намерены кочевать, а ваша пасека находится в районе со средней или посредственной медоносной базой, присмотритесь внимательнее к лежаку. Поверьте, ему еще рано подыскивать местечко в качестве экспоната в музее пчеловодства…

С.Демидов, Хмельницкая обл.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *